Города и провинциальные поселения острова Крит

На XVII и XVI века до н.э. падает период расцвета ряда критских городов и поселений, прерванный - на краткое время - описанными выше катастрофами. Особого внимания заслуживает, в частности, поселение Гурния (рис. 12), лежащее вблизи моря у живописного залива Мирабелло, иногда называемое городом. В его центре находилась площадь, к которой примыкал небольшой дворец, вероятно резиденция местного правителя или управляющего городом. Невдалеке располагался небольшой храм, а все поселение пересекали тщательно замощенные улицы. В иных местностях были тоже открыты остатки селений или деревенских хозяйств - к важнейшим относятся три дома, открытых в Тилиссосе (рис. 13); дома имеют кладовые со столбами и многочисленные небольшие помещения. Снабжение водой всегда играло огромную роль, на что указывает старательно сделанная цистерна. Многочисленные другие виллы свидетельствуют о развитии поселений как в глубине острова, например, в Склавокамбосе, так и на побережьях, например, в Амниссосе, где были обнаружены прекрасные, хотя несколько суховатые стенные росписи. Некоторые из упомянутых зданий и поселений имели несомненно характер сельскохозяйственных ферм, о чем свидельствуют, в частности, руины Эпано Закро, недалеко от дворца в Като Закро. В Ватипетроне было обнаружено несколько кладовых. Особенно ценным было открытие гончарных печей, свидетельствующих о существовании здесь керамического ремесла, а также винодельни с прекрасно сохранившимся оснащением для изготовления вина. Такого типа поселения и хозяйства просуществовали без значительных изменений до конца эпохи бронзы; они были обнаружены во многочисленных местах.

План поселения в Гурнии

Рис. 12. План поселения в Гурнии 1.Храм 2. Дворец 3. Плошаль

План дома А в Тилиссосе

Рис. 13. План дома А в Тилиссосе  Главная жилая комната Световой проем  Кладовые

В конце средней и в позднюю эпоху бронзы наблюдается развитие многих областей искусства, причем особого внимания заслуживает вазопись. Позднейшие стили керамики не могут равняться с совершенством росписи типа Камарес, однако и в ХУ1-ХУ веках до н.э. тоже возникали довольно интересные решения. К ним принадлежит, в частности, прием декорирования сосудов с помощью мотива, дающего иллюзию бесконечности. Почти одновременно развиваются тенденции, близкие натурализму. Начало этого стиля с доминирующими растительными и морскими мотивами относится к периоду 1700--1600 годов до н.э. Украшение всей поверхности сосуда белыми лилиями или дельфинами отображает новый способ трактовки натуры, несомненно родственный фресковой живописи дворцовых интерьеров. В последующие годы XVI века наступает расцвет «морского стиля», в котором выразилась любовь критян к морю и умение наблюдать жизнь его таящих богатство глубин. Этот интерес вполне понятен у народа, неразрывно связанного с морем и зависимого от него. Однако не только эстетические аспекты и чувство красоты природы были причиной распространения морских мотивов; в значительной степени это было связано также с религиозными представлениями. Критяне верили, что Благословенные острова находятся на краю света, где человек беззаботно проводит время после смерти, время, являющееся продолжением земной жизни, лишенным ее тягостей. Путешествие на Благословенные острова часто находит отражение в минойском искусстве. Разумеется, это не означает, что мотивы вазописи имели культовое значение, - они просто выражают интерес ко всему тому, что имело отношение к священной стихии. Вазописцы концентрировали свое внимание на отдельных, выбранных элементах. Среди многочисленных морских мотивов, таких как раковины, кораллы, морские звезды, водоросли и скалы, самым излюбленным было изображение осьминога, щупальцы которого оплетают округлые тулова сосудов.

План поселения в Гурнии

Рис. 14. Миниатюрная фреска из дворца в Кноссе, XVI в. до н.э.

В следующий период, длившийся всего лишь пятьдесят лет (1450-1400) получает развитие «дворцовый стиль». Свобода и непосредственность декора предшествующего периода уступают место большей стилизации и любви к пышности, к многократному повторению одного элемента, что приводит к схематизации мотива и целого орнамента. Целью художника становится украшательство; в трактовке натуры ощущается постепенный рост отвлеченности, нарочитости. Морской мир беднеет, цветы превращаются в геометрические фигуры, листья - в волнистые линии. Действительность вытесняют ее символы. Однако среди керамики этого стиля можно встретить иногда прекрасные образцы, к каким относится, например, сосуд из Катсабы.

Rambler's Top100