Культура дворцов Крита

Эта культура, возникшая в начале II тысячелетия до н.э., т.е. в среднеминойский период, не родилась внезапно - она была результатом долгой мирной эволюции, протекавшей без помех по крайней мере тысячу лет. Главной причиной этого были несомненно благоприятные экономические условия. Выгодное географическое положение, обилие многочисленных заливов, могущих служить гаванями, удобные места для поселений облегчали деятельность предприимчивых, интересующихся окружающим миром людей. Разведение овец и коз - материальная база быта, а также развивающееся земледелие, главным образом виноградарство и выращивание оливковых деревьев, давали возможность обеспечить пищей большое количество населения, а одновременно способствовали возникновению более крупных поселений, которые в течение III тысячелетия до н.э. постепенно превращались в города, по крайней мере частично не нуждавшиеся в продуктах, привозимых из провинции. Главным занятием жителей городов было ремесло, а также торговля; благодаря импорту меди развивалась металлургия. Изготовлялась дорогая керамика, имевшая в то время исключительное значение, а также каменная посуда с изысканным рельефным декором, печати из полудрагоценных и драгоценных камней, предметы из золота и слоновой кости. Оживленный товарообмен стимулировал развитие разных областей жизни Крита - ценное сырье привозилось с эгейских островов (например, обсидиан с острова Мелос), а также из торговых факторий Родоса и Кипра, где можно было приобрести медь, золото, слоновую кость, ткани, дорогую посуду и т. д. Оживленные сношения с городами, расположенными на Кикладах и других островах, а также на побережьях Средиземного моря, способствовали увеличению флота, который вскоре достиг такого могущества, что определение «минойская таласократия» живо было на протяжении долгих столетий как символ мощи и господства на море.

В таких экономических условиях окрепла царская власть; властитель Кносса, называемый, по-видимому, миносом (в Египте фараоном) был верховным правителем всего острова и его крупнейших центров, таких как Маллия, Фест и Като Закро. Придворная жизнь царя была необычайно пышной, завесу тайны в этом смысле приподнимают фрески, украшающие стены кносского дворца. Многочисленные должностные лица управляли владениями и составляли группу, на которой базировался общественный порядок критского государства. Для более четкой организации управления государством велись архивы, регистрировавшие товары и подати. Окруженный роскошью и богатством царь, живший в огромном многоэтажном дворце-Лабиринте, считался земным наместником Великой богини. Многочисленные знаки двулезвийного топора, высеченные на стенах построек, а также выполненные из бронзы в виде священных эмблем, свидетельствуют, что этот знак, называемый «лабрисом», был символом Кносса или царства Милоса. Дворец правителя окружали виллы знати и купцов. В эпоху расцвета Кносс насчитывал 30 000 жителей. Подобная схема общественного и экономического уклада повторялась в иных городах, центром которых всегда была резиденция местного правителя. Жизнь остальных людей, находившихся на противоположном полюсе общественной лестницы, в особенности тех, которые жили в трудно доступных горных районах, почти не менялась в течение всего II тысячелетия до н.э. В изолированных горных деревушках сохранялись прежние устои быта и общественной организации. Относящиеся ко времени первобытного общества примитивные формы жизни как бы застыли во своем развитии, а новинки лишь изредка проникали за горные хребты.

Эпоха больших дворцов на Крите

Rambler's Top100